Порше Кокстер

Джеймс Мэй про мелкие ниши


Джеймс Мэй про мелкие ниши / James May on micro-niching © topgear.com
Капитан Улитка обнаружил пустующее место на рынке. Пониженный комфорт нужен не только собаководам.

В этом деле я кручусь довольно давно, поэтому помню, что раньше было всего пять типов машин — седаны, универсалы, спортивные авто, хэтчбеки и Лэнд Роверы.

А потом появился Renault Espace. В то время я работал в другом журнале, главный редактор которого был чрезвычайно одержим феноменом Espace. Это был совершенно новый тип автомобиля, который изменил автомобильный мир навсегда.

После этого, появление «нишевых автомобилей» было всего лишь вопросом времени. Вскоре уже каждый производил якобы нишевую модель, и в те годы каждый новый выпущенный автомобиль навязывался покупателю как представитель нового класса. Очень скоро весь автомобильный бизнес отбился от рук.

Посмотрите, что мы имеем сейчас. Паркетники, спортивные паркетники, кроссоверы-купе, спортивные универсалы, четырехдверные купе, люксовые пикапы, легкие внедорожники, машины для загородного отдыха, среднеразмерные лайф-стайл минивэны и другие довольно уникальные попытки угодить каждому потенциальному автовладельцу.

«Границы между различными типами автомобилей стираются в наши дни», — как-то сказал мне человек из Mercedes-Benz на презентации маленького фургона с окнами, когда-то доступного в версии для собачников и носившее имя Vaneo.

Может вы будете удивлены узнав, что я придумал новую нишу для автомобиля, которого сейчас похоже не существует, а все потому, что мне приходится иметь дело с фотографами.

Свадебные фотографы со своими отутюженными под прессом костюмами и набором уморительно смешных шуток (которые вы не слышали на других свадьбах), уезжающие с праздника на старых Vauxhall — это одно. Но фотографы, зарабатывающие на жизнь съемкой автомобилей — это уже более интересная группа людей.

Автомобильному фотографу, по не совсем ясным причинам, в век, когда 6 миллионов фотографических пикселей доступны в мобильном телефоне, приходится таскаться с кучей оборудования. У него (это всегда мужчина, к сожалению) также есть кое-что под названием «ассистент», который является современным эквивалентом викторианского мальчиша-трубочиста, в чьи обязанности входит приносить гамбургеры и придерживать разные штуковины.

Значит получается, что фотографу нужна большая машина, что не является проблемой, когда таких пруд пруди.

Еще гуру фото-линз обычно должен проделывать немалое расстояние до места съемки, и чтобы по приезду оставаться бодрячком для работы с «Лейкой» и греческой музой фотографии, машина должна быть комфортабельной. С этим тоже все просто.

Но тут есть интересный момент. Чтобы сделать эти драматичные снимки нового «Астона» под низким углом, или носопырчатый портрет Кларксона, снятый так, словно камера ставится ему на ботинки, фотограф должен ползать и барахтаться в земле. На каждой автомобильной съемке, что я присутствовал, все заканчивалось тем, что бедняга ползал на коленях в грязи. Ну и в итоге изнутри его машина смотрится как свинарня.

Итак, фотографу нужна большая, очень комфортная машина с простейшим интерьером, но насколько я знаю, таких не существует. Land Rover Defender был придуман, чтобы пробираться через грязь, и чтобы потом можно было помыть его изнутри водной пушкой. Еще он спокойно погрузит в себя гору оборудования. Но вам не захочется ехать в нем на большие расстояния.

Вот поэтому и был создан Range Rover — чтобы совместить утилитарность оригинального «Лэнди» с комфортом для длительных поездок. Это работало, но не долго — позже они превратили его в барную стойку с милыми ковриками, благоухающей кожей и прочими безделушками.

Я думаю, мы достигли подлинного недоразумения, когда каждая просторная машина с хорошей проходимостью стала относиться исключительно к роскошным и богато отделанным.

Это хорошо, если машина используется для особых случаев, но для повседневного использования интерьер автомобиля должен походить на ванную эмульсию — никаких карманов и щелей, никаких электромоторов в креслах, виниловых обивок и резиновых ковриков.

Автомобильные дизайнеры должны меньше думать в рамках гостиных комнат и «ресепшенов» в отелях, и больше в рамках кухонных столешниц и раздевалок общественных бассейнов.

Я бы приобрел «фотокорреспондентскую» версию универсала E-Class или Toyota Verso, потому что понимаю людей с детьми и собаками, или тех, кому хоть раз доводилось капать из бутерброда индийским соусом в ноги. Знаете эти дешевые придорожные отели во Франции, где ванная комната целиком сделана из одного куска пластика?

Вот так и надо.


Оригинальная запись: James on micro-niching

Читайте по теме:

Джеймс Мэй про дорогой бензин
Покажите неприличный жест рекламщикам и скажите «Нет!» всему тому дерьму, в котором вы не нуждаетес...
Джеймс Мэй: Карта доверия
Я уверен, постоянные читатели знают, что мы с Ричардом Хаммондом как-то придумали игру под название...

Обсуждение

Комментарии к этой записи отключены.

  • Границы между типами кузова становятся всё более размытыми. Например missan primera в кузове седан и хетчбек можно отличить только по заднему дворнику 🙂

  • в общем мне понравилось.. действительно на рынке есть пустые нишы..

  • Elessar

    «носопырчатый портрет Кларксона» :))

  • Сергей

    Вот давно я думаю о том же — почему если машина большая, то напихана разной хернёй! Лично я терпеть не могу кожанные салоны, мне совершенно не нужны электрооткрыватели стёкол и прочая лабуда, но нет, в каждом клопе на колёсах нынче климат контроль(который нафиг не нужен в малолитражке) и из-за этого 300-900кг железа стоят как звездолёт! Хочу большую машину, но без кучи электроники и без кожанного салона, без навигации, без электрорегулировок всего-всего, но чтобы комфорт был реальным.